Следствие, суд, расправа
Страница 1

Декабристское восстание » Следствие, суд, расправа

Аресты декабристов шли до середины апреля 1826 года. Всего было арестовано 316 человек. Всего же по делу декабристов проходило свыше 500 человек (о многих следствие велось заочно). 121 человек предстал перед Верховным уголовным судом. Кроме того, состоялись суды над сорока членами тайных обществ в Могилеве, Белостоке и в Варшаве.

Обыкновенно Комитет допрашивал обвиняемых сначала устно, а потом эти же вопросы посылались в каземат, где заключенный отвечал на них письменно.

За ходом следствия неустанно следил сам царь, который лично допрашивал в первые дни многих руководителей Северного общества. Страх, испытанный им 14 декабря, боязнь, как бы следствие не упустило кого-либо из бунтовщиков, заставили Николая I опуститься до роли полицейского следователя. Угождая императору, члены Комитета всячески добивались от декабристов раскаяния и стремились исторгнуть признания угрозами и лживыми обещаниями.

В результате арестованные, не чувствуя за стенами крепости никакой общественной поддержки и напуганные страхом пыток, нередко падали духом и оговаривали себя и своих товарищей.

Хотя правительство и старалось уяснить себе вопрос об источниках «вольномыслия» участников тайного общества, едва ли не главной задачей Комитета было представить всех декабристов цареубийцами. Этой цели и подчинялся весь ход следствия, о чем ближайший помощник П.Пестеля Н.И. Лорер писал: «Следственный комитет был пристрастен с начала и до конца. Обвинение наше было противозаконно, процесс и самые вопросы были грубы, обманчивы и лживы».[34]

Поведение декабристов на следствии было различно. Многие из них не проявили революционной стойкости, потеряли почву под ногами, каялись, плакали, выдавали товарищей. Но были случаи и личного геройства, отказа давать показания и выдавать заговорщиков. В числе стойких и державших себя с достоинством были Лунин, Андреевич – второй, Петр Борисов, Усовский, Ю. Люблинский, Якушкин. После допросов « государственных преступников» отсылали в Петропавловскую крепость, в большинстве случаев с записочками царя, где указывалось, в каких условиях должен содержаться данный арестант. Декабрист Якушкин был прислан со следующей царской запиской: « Присылаемого Якушкина заковать в ножные и ручные железа; поступать с ним строго и не иначе содержать, как злодея».[35]

Когда арестовали П.Пестеля, он сказал своему товарищу Сергею Волконскому: « Не беспокойтесь, ничего не открою, хотя бы меня в клочки разорвали». Но, узнав, что следователи хорошо осведомлены о делах и замыслах тайного общества, П.Пестель пал духом и даже обратился к генералу Левашову с покаянными письмами. Но потом он вновь обрел самообладание и до конца держался достойно, несмотря на ослабевшие силы.

Особенно отягчали вину П. Пестеля два пункта: «Русская Правда» и планы цареубийства. Вот почему в записках Николая I он назван «злодеем во всей силе слова, без малейшей тени раскаяния».[36]

П.Пестель сначала отвечал на все вопросы полным отрицанием. «Не принадлежа к здесь упоминаемому обществу и ничего не знав о его существовании, тем еще менее могу сказать, к чему стремится истинная его цель и какие предполагало оно меры к достижению оной», - отвечал он, например, на вопрос о цели тайного общества. Позже, многими выданный, он был вынужден давать подробные ответы.

Декабрист Лунин на допросах держался стойко. « Я никем не был принят в число членов тайного общества, но сам присоединился к оному, - гордо отвечал он следователям. – Открыть имена их (декабристов) почитаю противным моей совести, ибо должен бы был обнаружить Братьев и друзей».

Но вместе с тем многие следственные дела декабристов содержат многочисленные покаянные обращения к царю и членам комиссии, слезливые письма раскаявшихся «преступников», клятвы заслужить прощение. Почему так много членов тайного общества не проявили стойкости? Ответ представляется ясным. За заключенными в Петропавловской крепости участниками восстания 14 декабря не стояло революционного класса. За стенами тюрьмы они не чувствовали опоры, и многие упали духом. В тюрьме происходили и случаи самоубийства. Так, разбил себе голову о стену тюремной камеры декабрист Булатов. Заковывание «в железа» было формой физической пытки (других форм, по-видимому, не применяли), но не менее тяжелы были и моральные пытки – запугивание, обнадеживание, влияние на семью, угрозы смертной казни и прочее.

Царские власти были заинтересованы в широком оповещении дворянского общества о якобы «глубоком раскаянии» заключенных, признающих – де ошибочность выступления и восхваляющих милосердие царской власти. Для этой цели, например, широко распространялся через полицию и губернскую администрацию один документ, представлявший собой объединение трех писем – предсмертного письма Рылеева к жене, письма декабриста Оболенского к отцу и покаянного письма Якубовича, также к своему отцу. Все три письма распространялись правительством официальным путем. Об этом ярко свидетельствует особое «дело» канцелярии петербургского гражданского губернатора, в котором эти покаянные письма аккуратно подшиты к официальным сообщениям о следствии и суде, выдержкам из сенатских ведомостей и прочим документам.

Страницы: 1 2

Акт о независимости Украины
24 августа 1991 г. Верховный совет УССР провозгласил Украину независимым демократическим государством и принял «Акт провозгла­шения независимости Украины»: Одновременно было принято решение о проведении 1 декабря 1991 г. республиканского референдума в подтверждение Акта провозг­лашения независимости Украины. Кроме того, учитывая роль ру ...

Развитие центробежных тенденций в Югославии в конце 80 – начало 90-х годов XX века
Первые признаки распада Югославии на отдельные республики появились в этом федеративном государстве сразу же после смерти в 1980 г. общепризнанного лидера страны и героя освободительной борьбы против фашистских захватчиков Иосипа Броз Тито. Своим авторитетом и тонкой политикой ему удавалось сглаживать противоречия между хорватами, серба ...

Женское образование в первой половине XIX в.
Поступательное культурное развитие страны еще во второй половине XVIII века поставило перед царским правительством вопрос о женском образовании. Однако решение его было сугубо сословным. Признавалось возможным давать государственное образование лишь особам дворянского происхождения. В закрытых учебных заведениях. Такими заведениями в пе ...