Глава 1
Страница 1

К середине 1991 года деструктивные процессы в стране развивались столь интенсивно, что для восстановления элементарной управляемости обычных мер было уже не достаточно. И это осознавали все политические силы. За право вывода страны из кризиса боролись два четко обозначившихся центра политической власти: союзное руководство, за вычетом Горбачева и российские лидеры. На бескомпромиссность противостояния повлияло то, что за каждым из них стояли не просто личностные амбиции, а различные представления о путях экономического, политического и национально-государственного развития страны. Первые выступали за социалистический выбор, развитие системы Советов, сохранения единого государства в рамках СССР. Вторые заявляли о приверженности либеральным подходам в экономике, о необходимости изменения советской системы, считали возможным осуществить это лишь в рамках конфедеративного союза государств.

Высшие руководители СССР резко возражали против намеченного на 20 августа подписания текста Союзного договора, и всячески старались ему помешать, ведь он означал прекращение существования единого союзного государства. Президент СССР был одним из разработчиков этого договора и инициатором его скорейшего подписания, причем отказавшимся выполнять решения носившие для него обязательный характер[4]. По мнению ряда высших руководителей СССР, единственное что могло предотвратить крах страны, это введение режима чрезвычайного положения, который мог бы положить конец "войне законов" и восстановить управляемость государством в рамках СССР. Однако проблема состояла, в том что введение режима чрезвычайного положения осуществлялось президентом СССР с последующим утверждением Верховным Советом СССР, а глава государства длительное время пойти на этот шаг не решался. Поэтому в правовом плане перед будущими заговорщиками стояла практически не решаемая задача: реально "надавить" на президента мог лишь Верховный Совет, созвать который до 20 августа было уже тогда не возможно. По сути высшие должностные лица Союза оказались перед дилеммой: либо молча смириться с подписанием договора, либо попытаться предпринять что-либо, причем в обеих ситуациях их позиция была бы юридически не безупречной. Во втором случае перед сторонниками сохранения союза было три варианта действий: попытаться все же склонить президента к введению чрезвычайного положения; под благовидным предлогом постараться "отодвинуть" его на период "не популярных действий"; реально отстранить Горбачева от выполнения обязанностей с последующим вынесением вопроса на Съезд Народных депутатов. В последствии А.В. Крючков сожалел о том, что не был избран последний сценарий[5]. В августе же 1991 года обсуждались лишь два первых варианта., а учитывая все предшествующие обстоятельства реальным считали лишь второй[6]. Сильно давил и временной фактор: все нужно было сделать до 20 августа.

Идея введения чрезвычайного положения в августе 1991 года не была новой. С 1990 года неоднократно ставился вопрос о введении чрезвычайного положения на территории всей станы или в ряде регионов как вариант президентского правления. Причем тема не просто обсуждалась: Горбачев давал конкретные поручения по подготовке соответствующих материалов. Правоохранительные органы не однократно получали на этот счет указания в связи с событиями в Прибалтике, Закавказье, Молдавии, Южной Осетии и регионах особой забастовочной активности. Не раз обсуждалась ситуация и в Москве. Поручения президента носили прикладной характер: они касались подготовки соответствующих постановлений, обращений, содержали перечень необходимых организационных и чрезвычайных мер[7]. На общесоюзном уровне вопрос регулярно поднимался с ноября 1990 года. В декабре 1990 года на 4 съезде народных депутатов были утверждены предложения Горбачева о реорганизации исполнительно-распорядительных органов власти СССР и о введении формы президентского правления.29 декабря 1990 года был подписан совместный приказ министра внутренних дел и министра обороны об организации совместного патрулирования, не однозначно воспринятый различными политическими силами.

Страницы: 1 2

Изучение столыпинской реформы на современном этапе
С 1991 г. в белорусской исторической науке активно развернулась работа по изучению и пересмотру ряда вопросов истории аграрных отношений. Тем или иным вопросам посвятили свои работы белорусские историки В.Ф. Батяев, П.И. Бригадин, В.М. Бусько, У.П. Крук, М.М. Забавский, А.П. Жытко, В.П. Панютич, А.Ф. Смолянчук и др. Значительный вклад ...

Украина в период реформации
Днём рождения протестантизма считается 31 октября 1517 года, когда монах и преподаватель Виттенбергского университета Мартин Лютер открыто выступил с 95-ю тезисами, содержавшими осуждение доктрин Римско-Католической Церкви. Поводом для этого выступления послужила продажа одним доминиканским монахом индульгенций: в высшей степени цинична ...

Борьба за власть в советском руководстве 1946-1953 г.
О времени, прожитом СССР между окончанием Великой Отечественной войны и смертью Сталина, написаны тысячи книг. И почти в каждой из них обнаруживаются некая заданность и порою игнорирование ряда исторических фактов. Причина понятна. До сих пор исследователи опирались на ограниченный, по сути дела как бы навязанный им круг источников, дов ...