Глава 1
Страница 1

К середине 1991 года деструктивные процессы в стране развивались столь интенсивно, что для восстановления элементарной управляемости обычных мер было уже не достаточно. И это осознавали все политические силы. За право вывода страны из кризиса боролись два четко обозначившихся центра политической власти: союзное руководство, за вычетом Горбачева и российские лидеры. На бескомпромиссность противостояния повлияло то, что за каждым из них стояли не просто личностные амбиции, а различные представления о путях экономического, политического и национально-государственного развития страны. Первые выступали за социалистический выбор, развитие системы Советов, сохранения единого государства в рамках СССР. Вторые заявляли о приверженности либеральным подходам в экономике, о необходимости изменения советской системы, считали возможным осуществить это лишь в рамках конфедеративного союза государств.

Высшие руководители СССР резко возражали против намеченного на 20 августа подписания текста Союзного договора, и всячески старались ему помешать, ведь он означал прекращение существования единого союзного государства. Президент СССР был одним из разработчиков этого договора и инициатором его скорейшего подписания, причем отказавшимся выполнять решения носившие для него обязательный характер[4]. По мнению ряда высших руководителей СССР, единственное что могло предотвратить крах страны, это введение режима чрезвычайного положения, который мог бы положить конец "войне законов" и восстановить управляемость государством в рамках СССР. Однако проблема состояла, в том что введение режима чрезвычайного положения осуществлялось президентом СССР с последующим утверждением Верховным Советом СССР, а глава государства длительное время пойти на этот шаг не решался. Поэтому в правовом плане перед будущими заговорщиками стояла практически не решаемая задача: реально "надавить" на президента мог лишь Верховный Совет, созвать который до 20 августа было уже тогда не возможно. По сути высшие должностные лица Союза оказались перед дилеммой: либо молча смириться с подписанием договора, либо попытаться предпринять что-либо, причем в обеих ситуациях их позиция была бы юридически не безупречной. Во втором случае перед сторонниками сохранения союза было три варианта действий: попытаться все же склонить президента к введению чрезвычайного положения; под благовидным предлогом постараться "отодвинуть" его на период "не популярных действий"; реально отстранить Горбачева от выполнения обязанностей с последующим вынесением вопроса на Съезд Народных депутатов. В последствии А.В. Крючков сожалел о том, что не был избран последний сценарий[5]. В августе же 1991 года обсуждались лишь два первых варианта., а учитывая все предшествующие обстоятельства реальным считали лишь второй[6]. Сильно давил и временной фактор: все нужно было сделать до 20 августа.

Идея введения чрезвычайного положения в августе 1991 года не была новой. С 1990 года неоднократно ставился вопрос о введении чрезвычайного положения на территории всей станы или в ряде регионов как вариант президентского правления. Причем тема не просто обсуждалась: Горбачев давал конкретные поручения по подготовке соответствующих материалов. Правоохранительные органы не однократно получали на этот счет указания в связи с событиями в Прибалтике, Закавказье, Молдавии, Южной Осетии и регионах особой забастовочной активности. Не раз обсуждалась ситуация и в Москве. Поручения президента носили прикладной характер: они касались подготовки соответствующих постановлений, обращений, содержали перечень необходимых организационных и чрезвычайных мер[7]. На общесоюзном уровне вопрос регулярно поднимался с ноября 1990 года. В декабре 1990 года на 4 съезде народных депутатов были утверждены предложения Горбачева о реорганизации исполнительно-распорядительных органов власти СССР и о введении формы президентского правления.29 декабря 1990 года был подписан совместный приказ министра внутренних дел и министра обороны об организации совместного патрулирования, не однозначно воспринятый различными политическими силами.

Страницы: 1 2

Русско-крымские отношения во второй половине XVI века.
На протяжении второй половины XVI века Московское государство и Крым противостояли друг другу, как противники, находившиеся между собой в открытой борьбе, лишь по временам затихавшей и приобретавшей форму скрытого антагонизма. Прежде чем перейти к рассмотрению истории противостояния двух государств, сделаем несколько замечаний о причина ...

Крепостнические пережитки в деревне
Сильнейшим пережитком, который накладывал отпечаток на всю экономику России, было помещичье землевладение. «На одном полюсе русского землевладения,— писал В. И. Ленин,— мы имеем 101/2 миллионов дворов (около 50 млн. населения) с 75 млн. десятин земли, а на другом полюсе тридцать тысяч семей (тысяч около полутораста населения) с 70 млн. ...

Архитектура Буэнос-Айреса - "Париж Южной Америки"
Буэнос-Айрес - многоликий город, полный очарования. Здесь действительно присутствует приятное ощущение оригинальности и экзотики. Город поразителен! Смесь архитектурных стилей, напоминающий Европу 1950-х, говорит о ярком характере. И современный, и консервативный Буэнос-Айрес не похож ни на один другой город в мире! Ведь не с проста его ...