Глава 1
Страница 2

В практическую плоскость вопрос о введении режима чрезвычайного положения перешел в середине 1991 года. На открытом заседании Верховного совета СССР 17 июня 1991 года, после доклада премьер-министра В.С. Павлова на необходимости его введения настаивали председатель КГБ В.А. Крючков, министр внутренних дел Б.К. Пуго и министр обороны Д.Т. Язов. По перечню ведомств которые они представляли и с учетом сфер, которыми они занимались, можно сделать вывод о том, что о применении решительных мер говорили люди, каждодневно и остро ощущавшие последствия потери управляемости социальными процессами. Однако тогда, в разгар "новоогаревского процесса", президент СССР не поддержал членов своего кабинета. В то же время поручения Горбачева продолжать анализ ситуации, изучать возможности полного или частичного введения чрезвычайного положения в стране или в отдельных ее частях, применения жестких мер, прежде всего для предотвращения экономического краха, получали как указанные должностные лица, так и другие ответственные работники аппарата президента и руководители ЦК[8]. Им предлагалось работать и "ждать момента". Последнее поручение Крючков, Язов и Пуго получили перед самым отъездом Горбачева на юг. О большой степени доверенности этой версии, может свидетельствовать тот факт, что позже уже находясь в Форосе, генеральный секретарь взялся за подготовку статьи о недопустимости введения чрезвычайного положения[9]. Не трудно предположить, что в случае потенциального успеха, подобного мероприятия, статью "о вреде", можно было бы без труда переделать в статью "о пользе"; не менее основательной будет и догадка о том, что он знал (или догадывался), что могло произойти, но ничего не предпринял (или что-то предпринял, но это осталось неизвестным) [10]. В пользу этой версии говорит заявление, сделанное Горбачевым для журналистов 22 августа 1991 года: "Всей правды вы никогда не узнаете!"[11].

Создание ГКЧП и его действия 17-19 августа достаточно, хотя и противоречиво, отраженны в литературе. Намного меньше внимания уделено "содержательной " стороне деятельности "гекачепистов", связанной прежде всего с первым пакетом документов появившихся от их имени 19 августа.

Страницы: 1 2 

Текстильная промышленность
В большинстве случаев и «кумпанства» оказывались несостоятельными, часть компанейщиков выходила из дела, и мануфактуры в конечном итоге попадали в руки предприимчивых купцов-мануфактуристов. В основном это были «те первостатейные московские купцы – гости, гостиной и суконной сотни люди, которые держали на откупу доходныя правительственн ...

Обострение кризиса крепостного строя. Революционно-демократическое движение.
К концу 50-х годов в недрах феодальной России получили дальнейшее развитие новые производительные силы. В России продолжался промышлен­ный переворот. Хлопчатобумажная промышленность уже полностью бази­ровалась на применении машин. На некоторых металлургических предпри­ятиях вводилось горячее дутье, появились прокатные станы. В промышлен ...

Программные документы декабристских организаций
Наиболее энергично делами тайного общества занимался в это время полковник Павел Пестель. Когда потом следственный Комитет задавал вопрос: «Кто из членов наиболее стремился к распространению и утверждению мнений, и к самому начатию действий общества советами, сочинениями и влиянием своим на других», ответ нередко звучал так: «Один Песте ...