Глава 1
Страница 2

В практическую плоскость вопрос о введении режима чрезвычайного положения перешел в середине 1991 года. На открытом заседании Верховного совета СССР 17 июня 1991 года, после доклада премьер-министра В.С. Павлова на необходимости его введения настаивали председатель КГБ В.А. Крючков, министр внутренних дел Б.К. Пуго и министр обороны Д.Т. Язов. По перечню ведомств которые они представляли и с учетом сфер, которыми они занимались, можно сделать вывод о том, что о применении решительных мер говорили люди, каждодневно и остро ощущавшие последствия потери управляемости социальными процессами. Однако тогда, в разгар "новоогаревского процесса", президент СССР не поддержал членов своего кабинета. В то же время поручения Горбачева продолжать анализ ситуации, изучать возможности полного или частичного введения чрезвычайного положения в стране или в отдельных ее частях, применения жестких мер, прежде всего для предотвращения экономического краха, получали как указанные должностные лица, так и другие ответственные работники аппарата президента и руководители ЦК[8]. Им предлагалось работать и "ждать момента". Последнее поручение Крючков, Язов и Пуго получили перед самым отъездом Горбачева на юг. О большой степени доверенности этой версии, может свидетельствовать тот факт, что позже уже находясь в Форосе, генеральный секретарь взялся за подготовку статьи о недопустимости введения чрезвычайного положения[9]. Не трудно предположить, что в случае потенциального успеха, подобного мероприятия, статью "о вреде", можно было бы без труда переделать в статью "о пользе"; не менее основательной будет и догадка о том, что он знал (или догадывался), что могло произойти, но ничего не предпринял (или что-то предпринял, но это осталось неизвестным) [10]. В пользу этой версии говорит заявление, сделанное Горбачевым для журналистов 22 августа 1991 года: "Всей правды вы никогда не узнаете!"[11].

Создание ГКЧП и его действия 17-19 августа достаточно, хотя и противоречиво, отраженны в литературе. Намного меньше внимания уделено "содержательной " стороне деятельности "гекачепистов", связанной прежде всего с первым пакетом документов появившихся от их имени 19 августа.

Страницы: 1 2 

Причины введения Опричнины.
Переход к опричнине был обусловлен объективными противоречиями и личными мотивами Ивана ІV. Объективные противоречия (политические и социальные) внутреннего устройства Московского государства: - отношения монарха и боярской аристократии оставались неупорядоченными и неурегулированными; - активная военная политика и необходимость в по ...

Бучавый Валентин Романович
Родился в 1919 году в городе Левая Россошь Воронежской области. Переехав в Краматорск, окончил школу, ФЗУ, работал в железнодорожном депо НКМЗ, учился в летном училище. С 1940 - в действующей армии. Воевал на Западном, Брянском, Воронежском фронтах. Зам. командира авиаэскадрильи 34-го бомбардировочного Ташкентского авиаполка. В одном и ...

Формирование единой транспортной системы и единого  роднохозяйственного комплекса страны
На протяжении ХХ в. в Советском Союзе была сформирована единая транспортная система страны. Уже в 20-е и 30-е годы была проведена коренная реконструкция железнодорожного транспорта и было построено порядка 12,5 тыс. новых железнодорожных линий. Они обеспечивали более надежные и короткие транспортные связи Донбасса, центральных и северо- ...