Причины и предпосылки усобицы
Страница 3

Материалы » Междоусобица на Руси 1015-1019 гг. » Причины и предпосылки усобицы

В связь с заговором Святополка ставится обычно поход Болеслава в русские области, о котором Титмар непосредственно за рассказом о заключении мира весной 1013 г. в Мерзебурге сообщает следующие краткие данные: "Затем, при нашей в том поддержке, устремился на Русь и опустошил значительную часть

этой страны; когда же произошло в его лагере столкновение с союзниками-

печенегами, он приказал всех их, не исключая преданных ему, перебить"[9].

Было ясно, что война на западной и южной границах не окончена. Владимир нуждался в силах и средствах. Возможно, это стало последним толчком к отпадению Новгорода. Там наверняка понимали, что в условиях военного времени не за горами требования войск, а возможно, и дополнительные поборы с богатейшей земли. Поэтому Ярослав и его приближённые сами пошли на конфликт с Киевом. Ежегодно с Новгородской земли собиралось 3000 гривен дани. Из них 2000 гривен шли в Киев, а 1000 новгородские князья тратили на свои нужды, прежде всего, раздавали гридням - то есть телохранителям, не имевшим, в отличие от старших "мужей", собственного хозяйства и жившим при князе в "гриднице". Ярослав в 1014 г. отказался высылать налог Киеву, чем разозлил отца и, несомненно, приблизил его смерть. Владимир, разгневавшись, велел: "Готовьте пути и мостите мосты"[10]. Подобный шаг означал выделение Новгорода, а это, в свою очередь, знаменовало крах всей деятельности Владимира по централизации Руси. На польской границе после отступления Болеслава настало затишье, и Владимир готов был идти на Север, чтобы наказать неверного сына. Он собирает дружины ещё верных ему сыновей, но смерть прервала приготовления. Ярослав, в свою очередь, использовал полученные средства, чтобы отправить посланцев в Скандинавию, за норманнскими наёмниками. Тесные контакты Ярослава с варяжским "заморьем" сыграли немалую роль и в его политике, и позже в личной жизни. И особое место в норманнских делах Ярослава занимала фигура Олава Харальдсона, отпрыска норвежской династии Инглингов[11]. В молодости он бывал в Новгороде. В 1014 г. Олав, после долгих скитаний по северным морям, отправился в Норвегию сражаться за престол. Нельзя не отметить, что этот поход совпал по времени с отправкой послов Ярослава в Скандинавию, и позднее к Ярославу прибывало немало наёмников из Норвегии. По сути, к прямому столкновению всё было готово. "Но Бог не дал дьяволу радости", - говорится в летописи[12]. Владимир внезапно тяжело заболел, а весной или в начале лета 1015 г. в Киевскую землю вторглись печенеги. При Владимире находился из сыновей лишь Борис. Владимир, возможно, готовил его на роль наследника. Теперь Владимир нехотя отправил Бориса с подготовленным войском и княжеской дружиной против печенегов, а сам остался, тяжело больной, в княжеской резиденции Берестово под Киевом. Владимир умер 15 июля на Берестове в своём дворце. От Святополка вначале скрыли смерть отца и, это было не трудно сделать, ибо он находился в Вышгороде. В Новгороде об этих событиях узнали с опозданием. Сообщение с Киевом было прервано, и достоверных известий не поступало месяцами. Ярославу отсрочка нападения с юга была на руку. Нападать первым он явно не собирался и готовился только к обороне. Всё лето он продолжал накапливать варяжские дружины, и чужеземцы заполонили Новгород. Варяги начали грабить и распутничать - и дошло до насилия над жёнами новгородцев, что вызывало возмущение горожан. Появление в Новгороде огромного числа чужаков при наличии собственной дружины и ополчения и без того раздражало местных. Многочисленная варяжская дружина, скопившаяся в Новгороде в ожидании похода, пользовалась там относительной свободой под покровительством самого Ярослава. Есть указания, что Ингигерда через мужа оказывала влияние даже на политические дела. Эймундова сага в преувеличенных, может быть, тонах описывает почетное и независимое положение Эймунда и его товарищей при Ярославе. Привилегированное положение иноземцев при таких условиях могло раздражать влиятельные круги в Новгороде, вызывать в них недовольство князем и враждебное отношение к его окружению. Ночная расправа оскорбленных варягами новгородцев не была видимо стихийной вспышкой, поскольку для нее был выбран момент, когда князя не было в городе. Группа недовольных была многочисленной и, если доверять летописи, принадлежала к видным дружинникам из среды горожан ("гражданы . вой славны тысящу"), т.е. "лучших", "вящих" людей новгородских[13]. Ярославу, в свою очередь, трудно было оставить безнаказанным их самоуправство. Не чувствуя, видимо за собой достаточной силы, чтобы открыто покарать участников избиения на "Парамоновом дворе", он вынужден был действовать обманным путем. На что, на худой конец мог рассчитывать разгневанный князь, если путь в Киев был для него закрыт: может быть, как некогда его отец, "бежати за море", за помощью? Киевские события неожиданно подсказали иной выход. Положение в Новгороде было напряженным: беглецы, видимо, не решались вступать в переговоры, боясь новой западни. Именно поэтому вече было созвано не в обычном месте, а за чертой города (Вече на поле). Среди новгородцев у Ярослава, конечно, были свои приверженцы. При отсутствии прямых данных остается лишь догадываться, что Ярослав мог рассчитывать на поддержку главным образом "меньших" людей новгородских, поскольку от его гнева пострадали "большие". Противостоящая партия была обессилена. Правда, общая численность населения Новгорода того времени неизвестна, но урон в 1000 человек, конечно, был равносилен полному разгрому для любой из представленных на вече партий. Поэтому на вече собрались, по преимуществу, сторонники князя, с которыми легче было сговориться. Вполне понятно, что в ответ на заключительные слова речи Ярослава: "Святополк княжит в Киеве, хочу на него пойти, пойдёте со мной", новгородцы дружно отвечали: "все мы, княже, под тобой идем"[14]. Поход на Киев сулил участие в дележе военной добычи и княжеские дары, для руководителей враждебных князю партий. Мирный исход конфликта был наиболее благоприятным: ведь даже изгнанный ими за море Ярослав мог, чего доброго, вернуться обратно с новыми полчищами варягов и расправиться со своими недругами. Сговорчивость новгородцев "после столкновения из-за варягов" была следствием сложившихся еще при Владимире отношений между Ярославом и социальными верхами Новгорода, которые ценили своего князя как поборника их интересов, не задумавшегося ради последних пойти на разрыв с отцом. Естественно, что они боялись наместников Святополка и рассчитывали, что Ярослав пойдет навстречу их интересам. Близость Ярослава с новгородскими феодалами сомнений, вообще говоря, не вызывает. Но нужно всё же заметить, что упомянутое "вече на поле" состоялось, по свидетельству летописи, на другой же день, носило переломной характер. По прямому смыслу текста летописи покаянное красноречие Ярослава тронуло новгородцев: они простили князю кровную обиду и, мало того, сразу изъявили готовность пойти для него на новые жертвы. Искусственность такой версии возможна.

Страницы: 1 2 3 

Женский вопрос в России в первой половине XIX в.. Семья и имущественные отношения женщины первой половины XIX в.
С начала XIX века женский вопрос в России, являлся сложной социальной проблемой, охватывающей экономические, политические, правовые, этнические, психологические стороны эмансипации (освобождения) женщин – защитники их прав и интересов впервые в истории России привлекли внимание общества к разнообразным проявлениям женского неполноправия ...

Формирование советского государственного аппарата
В конце 1917- начале 1918 гг. происходила, заменяя старых органов власти и управления новыми. Формировались аппараты наркоматов и других органов управления. В конце октября 1917 г. Была создана рабоче-крестьянская милиция. В составе Совнаркома была образована Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. 2 ...

Межрайонные миграции населения и освоение территории страны в довоенные годы
В ХХ в. огромный размах получил процесс дальнейшего заселения и хозяйственного освоения страны. В отличие от предшествующего века миграция в основном имела промышленный характер и преследовала задачи освоения природных ресурсов страны. В 20-е и 30-е годы большинство европейских районов стали поставщиками трудовых ресурсов для восточных ...