Введение
Страница 2

Академик Е.В. Тарле, напротив, в развязывании войны обвинял только германский империализм, лично кайзера Вильгельма II, а империалистическую позицию Антанты затушевывал. [7]

С конца 1950-х гг. усиливается политизация истории, что особенно проявилось в работах по истории участия в войне США. Особый акцент делался на разоблачении их экспансионизма, реакционности и агрессивности. Президента В. Вильсона обвиняли в лицемерии, демагогии и антисоветизме. Вклад западных союзников России преуменьшался. В конце 60-х гг. XX в. российской историографией был отвергнут тезис академика М.Н. Покровского о России как зачинщице войны. Была отброшена концепция о полуколониальной зависимости России, о царизме как "сторожевом псе имперских интересов", "наемнике англо-французского капитала". [8]

После распада Советского Союза продолжалось переосмысление советской историографии, начатое еще в годы перестройки. Одним из первых с критикой старых и предложением новых подходов к проблеме выступил академик Ю. Писарев, который, однако, подчеркивал, что ленинское положение о происхождении и характере войны сохранило свое значение, указывал на необходимость исследования внутриблоковых противоречий и борьбы между Тройственным союзом и Антантой. [9]

Вместе с тем некоторые историки начали ставить под сомнение империалистический характер войны, преувеличивали влияние на ход и характер войны призывов Вильсона об открытой дипломатии с учетом общечеловеческих ценностей, к созданию механизма всемирной безопасности, порицали советскую историографию за недооценку агрессивности германского империализма, отставание отечественной науки от зарубежной.

Ряд ученых стремятся осветить роль и место войны в истории мировой цивилизации. Еще одно направление в изучении истории Первой мировой войны связано с концепцией альтернативности исторического развития.Е. Черняк, А. Ревякин, Л. Истягин придерживаются тезиса, что война не являлась неизбежной. Так, А. Ревякин отмечает: "…правительства оказались неспособными в достаточной степени точно рассчитать последствия своих действий. Многое свидетельствует о том, что вплоть до самого последнего момента, когда мировая война стала по существу неотвратимой, правительства европейских государств надеялись удержать ход событий под контролем и не доводить дело до крайности"; "… пока управление кризисом находилось в руках дипломатов и политиков, оставалась надежда, что противоречия будут разрешены мирными средствами. Но как только за дело взялись военные, на сохранение мира почти не осталось надежды. Вину за это на военных возлагать неправомерно: они просто добросовестно выполняли свои обязанности". [10] Созвучны этим мыслям и глубокие рассуждения В. Дегоева: "Трагической развязке способствовало роковое стечение причин - объективных и субъективных, материальных и идеальных, закономерных и случайных - далеко не всегда поддающихся распознаванию и иерархизации, независимо от того, идет ли речь о явлениях "макро" или "микрокосмического" уровня. Общественное мнение и политики Европы были далеки от предположения, что выстрел в Сараево может привести к мировой войне". [11]

В 2003 г. вышел труд в двух книгах, подготовленный Институтом всеобщей истории РАН с участием Ассоциации историков Первой и Второй мировых войн. Важной заслугой данного издания является тот факт, что коллектив авторов не пересматривал или опровергает достигнутые историками результаты. Возникла необходимость показать то, что осталось незамеченным или находилось вне пределов исследований по причине недостатка или недоступности материалов, отойти от стереотипов мышления. Были широко использованы достижения современной зарубежной историографии, новые методы и приемы. [12]

Страницы: 1 2 3

Дворянский этап в Российском освободительном движении. Декабристы.
Крестьяне, вернувшиеся после победоносного окончания Отечествен­ной войны, вновь были превращены в крепостных рабов. Царизм начал уси­ленно насаждать военные поселения. Поселенцы несли на себе одновременно и жестокий крепостнический, и военно-административный гнет. Крестьянам запрещалось распоряжаться продуктами своего труда, вести торг ...

Россия – узел противоречий
Таким образом, своеобразие исторического развития России заключалось в том, что в ней развитой капитализм, достигший своей высшей стадии — империализма, сочетался с многочисленными крепостническими пережитками, с самыми жестокими методами эксплуатации народа. Царизм обеспечивал помещикам и буржуазии возможность безудержного грабежа рус ...

Homo Ludens в игровой теории культуры
Оригинальная концепция культуры как Игры развернута в труде Й. Хейзинги Homo Ludens (1938), что в переводе означает "Человек играющий". Книга имеет подзаголовок "Опыт определения игрового элемента культуры".[10] В этой работе он пытался «сделать понятие игры, насколько я смогу его выразить, частью понятия культуры в ц ...