Основные проблемы методологии изучения истории Российского государства
Страница 3

Материалы » Основные проблемы методологии изучения истории Российского государства

По мнению В.Б. Кобрина и А.Л. Юрганова, возможности альтернативного развития сохранились до начала XIII века. Установление татарского ига сказалось губительным для вассалитета, поскольку положение русских князей под властью Орды по форме зависимости напоминало подданство. В ходе ордынского нашествия погибла и основная масса дружинников. Некоторое время вассальные отношения сохранялись внутри княжеского дома и регулировались докончальными грамотами.

На характер отношений между государством и подданными, по мнению исследователей, повлияло пополнение государева двора за счет выходцев из феодальных систем «азиатского гнета» («царевичей» и «князей», мурз) – носителей министериальной, и в весьма грубой форме, традиции и психологии. Это «пополнение» постоянно «понижало» и общий культурный уровень «иммунитетного самосознания» русского служилого сословия. Справедливо отмечая, что процесс централизации русского государства был сложным и длительным, А.Л. Юрганов считает, что централизация на Руси консервировала сугубо феодальный тип отношений внутри общества, не давая простора независимости и свободе. В России это привело к установлению подданства в рабской форме, что в условиях отсутствия оппозиции позволило развиваться деспотизму, надолго сковавшему русское общество. При этом следует отметить, что поиск истоков русского деспотизма все более удревняется. Если в статье «Иван Грозный: Избранная рада или опричнина:?» В.Б. Кобрин относит его ко времени на несколько десятилетий старше опричнины (ко времени Ивана III и Василия III), то в совместной статье с Юргановым время, когда закладываются эти основы, датируется началом XIII в.

Наряду с историками, сосредоточившими основное внимание на изучении истоков деспотизма, ряд исследователей продолжал традицию, заложенную Н.И. Костомаровым, Ф.И. Леонтовичем и другими в изучении различных форм русского народного средневекового демократизма. Предпринимаются также попытки проследить соотношение самодержавных и демократичных начал на разных этапах российской истории.

В связи с определением формы политической власти на Руси, характера русского феодализма исследуется ныне и проблема местничества, которая рассматривается как специфически русская форма служебно-вассального регламентирования. При этом обращается внимание на первоначально исключительно служилый характер этого института, и добавления к нему «родословного» принципа в период расцвета института.

Утверждение местнических норм совпадает с завершением процесса создания единого государства, изменение местнических норм – с процессом перераспределения феодальной собственности, усиления зависимости последней от служебного положения феодала, возрастанием роли самодержца и бюрократического начала.

Внимание исследователей и читателей в настоящее время привлечено и к проблеме альтернативности исторического развития, хотя поставлена она не сегодня. Так применительно к XVI в. этот вопрос был поставлен в конце 60 – начале 70-х годов Н.Е. Носовым.

Ряд авторов полагает, что возможности альтернативного развития существовали и в XIV–XV вв. В этой связи вновь привлечено внимание к истории Великого княжества Литовского, 9/10 территории которого были населены предками нынешних украинцев, белорусов и русских, а сами литовцы являлись «национальным меньшинством», хотя и привилегированным. Это обстоятельство привело к тому, что, по выводам И.Б. Грекова, Великое княжество Владимирское и Великое княжество Литовское (до момента официального крещения литовцев по католическому обряду) фактически выступали с одной программой – программой объединения всей русской земли. Представляется однако, что С.В. Думин несколько преувеличивает заслуги литовских князей в развитии объединительного процесса на Руси. Однако чрезвычайно позитивно и плодотворно сосредоточение внимания исследователей на роли компромисса, соглашения между литовской знатью и западнорусским боярством в период возникновения Литовского государства и в первые века его существования, а также на поддержке этого соглашения со стороны горожан. В то же время более высокий уровень развития феодальных отношений, характерный для славянских земель, традиции древнерусской культуры позволили им не только полностью сохранить свою самобытность, но и оказать весьма существенное влияние на строй коренной Литвы. Литовские князья принимали местные обычаи, управляли «по старине», сохраняли ранее сложившуюся систему собственности. Великое княжество Литовское сложилось как федерация отдельных земель и княжеств. Степень их зависимости от центральной власти была различна. Формы этой зависимости, сложившиеся исторически (это во многом определялось обстоятельствами вхождения тех или иных земель в Великое княжество), в большей или меньшей степени обеспечивали местному боярству и городам, и иногда и представителям старых княжеских династий значительную внутреннюю автономию и, как правило, неприкосновенность социально-экономических и политических структур, сложившихся в предшествующий период. Положение о консервации древнерусских порядков в Литовском государстве было общепризнано в дореволюционной историографии. Современные историки также поддерживают этот тезис. Это обстоятельство позволяет использовать материал по истории развития западнорусского региона для анализа социально-экономических и политических отношений в Древней Руси.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Предпосылки возникновения парламента в Англии. Англосаксонский витенагемот
Парламент Англии прослеживает своё происхождение от англосаксонского витенагемота. Название «витенагемот» на англосаксонском языке означало «собрание мудрых людей» (др.-англ. witan — мудрец, советник; др.-англ. gemot — собрание). Этот орган, вероятно, возник из древнегерманского института племенных народных собраний, позднее трансформир ...

Формы тоталитарного режима
Есть специфические черты, позволяющие выделить в данной группе несколько разновидностей тоталитаризма: коммунистический тоталитаризм, фашизм и национал-социализм. Последний часто называют разновидностью фашизма. ...

Архитектура Буэнос-Айреса - "Париж Южной Америки"
Буэнос-Айрес - многоликий город, полный очарования. Здесь действительно присутствует приятное ощущение оригинальности и экзотики. Город поразителен! Смесь архитектурных стилей, напоминающий Европу 1950-х, говорит о ярком характере. И современный, и консервативный Буэнос-Айрес не похож ни на один другой город в мире! Ведь не с проста его ...