Причины перехода к политике раздела Османской империи
Страница 1

Материалы » Внешняя политика Британии на Ближнем Востоке в последней трети XIX в. » Причины перехода к политике раздела Османской империи

В 70-х годах XIX в. район Средиземноморья, Ближнего Востока занимал особое место в экспансионистских планах правящих кругов. Великобритания осваивала этот регион со второй половины XVIII в. и фактически господствовала на рынках стран Ближнего Востока и Северной Африки. Крупнейшие военно-морские базы в Гибралтаре и на Мальте позволяли контролировать важнейшие торговые пути. Еще больше возросло значение этого региона после открытия в 1869 г. Суэцкого канала, создавшего удобный морской путь в Индию и на Дальний Восток.

Особенность ситуации заключалась в том, что большинство государств этого региона входило в состав Османской империи. Великобритания, добиваясь монопольного влияния на турецкое правительство, расширяла и укрепляла свои позиции в этих странах.

Уже в 40—50-х годах XIX столетия английский посол в Стамбуле имел огромное влияние на султана. Это позволило усиливать экономическое и политическое влияние в империи. По договору 1838 г. рынки империи были открыты для английских товаров. В 1884 - 1885 г. общая стоимость торговли Великобритании с Османской империей оценивалась в 308 млн. фр., Франции — в 158 млн. и России — в 40 млн. фр[1].

Иностранные капиталисты, и прежде всего, английские хозяйничали в Османской империи, боролись за концессии, снижение таможенных пошлин и другие привилегии. Они добивались права экстерриториальности, были неподсудны местным судам. Быстро росла задолженность султанского правительства европейским банкирам к 1870 г. она составила почти 200 млн.фр.[2]. Назревало финансовое банкротство. «По сути дела, в последней трети XIX в. Турция начинает превращаться в полуколонию великих держав»[3].

Этому способствовали углубляющийся политический кризис и экономический упадок. Османская империя сотрясалась под ударами освободительного движения. Уже в начале 60-х годов XIX века многим английским политическим деятелям становилось ясно, что развал империи — вопрос времени. Это очень их тревожила: колониальная монополия Великобритании была в опасности, отдельные части империи могли перейти к другим державам. Главными соперниками Англии были Франция и Россия. Английские историки по традиции пишут о «русской угрозе», которая вынуждала их правительство действовать более активно. Конечно, Россия имела свои интересы в этом регионе. Однако надуманными являются обвинения в адрес России, в ее попытках захватить Суэцкий капал, долину Тигра и Евфрата и даже Индию. Разумеется, ни ресурсов, ни намерений подобного рода у царского правительства не было. К тому же нетрудно заметить, что Великобритания обвиняла Россию в экспансии в те районы, которые сама подчинила своему влиянию. Если уж говорить о настоящем «опасном» сопернике, так это была Франция, имевшая сильные экономические позиции в этом регионе и державшая в Средиземном море военно-морскую эскадру.

Опасаясь, что призыв к разделу Османской империи вызовет активные действия соперников, Великобритания проводила политику «целостности» империи, выступала против раздела и содействовала подавлению Портой освободительных движений, которые представляли главную угрозу единству империи. Этим и объясняется парадоксальное на первый взгляд явление: Англия, которая гордилась своими демократическими ценностями, выставляла себя поборником прогресса и борьбы с угнетением во всех формах, в то

же время поддерживала «насквозь прогнивший, коррумпированный режим султанского правительства, удерживавшего свою власть в империи крайне жестокими методами, прибегая иногда и к геноциду»[4].

Либералы любили пожурить турецких правителей за жестокости на словах, признавали право народов империи на самоопределение, но их политика определялась соображениями сохранения и укрепления позиций в этом важном, в коммерческом отношении районе мира, где сосредоточивались мировые торговые пути — «нерв капиталистической экономики»[5].

Политические расчеты оказывались важнее «святых» принципов свободы и демократии. И даже призыв спасти христиан от турецкого гнета не действовал на премьера Дизраэли. Ко всему примешивался страх, что пример освободительной борьбы в Османский империи найдет отклик в Британской империи.

Однако проводить курс на сохранение «целостности» было все труднее, и с 1875 г. в правящих кругах обсуждаются различные варианты раздела османских территорий, в частности планы захвата Кипра и Египта. Эти настроения были связаны с новым восточным кризисом 1875 - 1878 гг. Вспыхнувшее восстание в Боснии и Герцеговине и последовавшая русско-турецкая война вновь привлекли внимание к «больному человеку Европы»[6], как называли Османскую империю.

Не подлежит сомнению тот факт, что Великобритания внесла свою лепту в раздувание русско-турецкого конфликта, недвусмысленно демонстрируя поддержку Османской империи. Когда в начале 1876 г. представители Германии, Австро-Венгрии и России приняли Берлинский меморандум, в котором потребовали от Порты заключить перемирие с восставшими и провести реформы, то Великобритания стала единственной великой державой, не подписавшей этот документ. «Дизраэли заявил, что последний «сводит к нулю авторитет Порты».[7] В мае он дал распоряжение английской военно-морской эскадре следовать в Безикскую бухту. Когда же летом в Великобритании стало известно о зверствах, которые учинили турецкие власти при подавлении восстания в Болгарии, и когда это вызвало широкое возмущение общественности4, Дизраэли заявил, что он не слышал об этом. Одновременно Англия продавала Турции оружие, а английские офицеры служили в турецкой армии.

Страницы: 1 2

Борьба за хлеб – борьба за социализм
Борьба с кулачеством резко обострилась весной 1918 г. В то время промышленные города, особенно Москва и Петроград, испытывали острейшие продовольственные трудности. Большие запасы хлеба имелись у кулаков, но они отказывались продавать его по твердым ценам. Кулаки стремились голодом принудить Советскую власть отказаться от поддержки бед ...

Экономическое отставание России от передовых капиталистических стран
Россия была среднеразвитой капиталистической страной. В ней сложился самый передовой промышленный и финансовый капитал, который обеспечивал высокую концентрацию производства и рабочей силы и достаточно быстрые темпы развития промышленности. Тем не менее, Россия значительно отставала от передовых капиталистических государств. Накануне пе ...

Нарастание кризисных  явлений в политической жизни (вторая  половина     60-х — середина 80-х гг.). Свертывание демократии. Засилье бюрократизма
Слабости и деформации в политико-управленческой сфере: неком­петентность руководства, отсутствие решительности в практических де­лах, благодушие и самоуспокоенность. После неудачи хрущевских реформ республиканские министерства в течение 1967—68 гг. были перестроены на союзно-республиканские, что означало усиление диктата союзного центр ...