Арсений Иванович Маркевич - организатор краеведческого движения в Крыму. Период становления А.Маркевича
Страница 1

Материалы » Арсений Маркевич - организатор краеведческого движения в Крыму » Арсений Иванович Маркевич - организатор краеведческого движения в Крыму. Период становления А.Маркевича

В один из дней обороны Севастополя 30 (!), 31 (!)[[2]] марта (по ст. стилю) 1855 года, в семье русского священника Ивана Маркевича родился мальчик, которому судьба уготовила блестящий, полный поисков и открытий, долгий жизненный путь.[[3]] Очень скромный, трудовой быт его семьи был полон умственных, интеллектуальных интересов, которые были присущи его родне и по отцу, и по матери, урожденной Серно-Соловьевич, дочери протоиерея, настоятеля собора в Бресте. Его дед по отцу был магистром богословия Виленского университета, однокурсником митрополита Иосифа Семашко, один из родственников по матери был профессором университета, другой - видным деятелем по народному образованию в Таврической губернии. Приход отца состоял из мещан - семей древне православных, не переходивших в унию (перешедшие были уже католиками): Пашкевичей, Хавриевичей, Черетовичей, Лопушинских, Зубилевичей, Легоровичей и др., крестьян нескольких деревень, расположенных близ Бреста: Березовки, Колзовичей, Плоской, Дубровки, Гузней, Речицы, Шпановичей и Тришина и в течение многих лет - гарнизона Брестской крепости, до сооружения в ней в начале 70-х годов соборной церкви.

Обучался он сначала в уездном училище и прогимназии, а старшие классы гимназии прошел в ближайшей к Бресту гимназии в г. Бела, Седлецкой губернии, учащиеся которой состояли главным образом из детей крестьян Подляшья и Холмщины, тогда еще униатов, и украинцев Гродненской губернии. Преподаватели Вельской гимназии были почти все украинцы - киевляне, воспитанники Киевской духовной академии, а директор Е.М. Крыжановский и инспектор П.Г. Рублевский были в ней бакалаврами. Высшее образование он получил в молодом тогда (1872-6) Варшавском университете, на историко-филологическом факультете, по славянорусскому отделению. Его обучали: Н.Я. Аристов, М.А. Колосов, А.И. Никитинский, И.В. Цветаева, В.В. Макушев, В.А. Яковлев, А.И. Павинский, М.М. Троицкий, Г.Е. Струв, - все они были видные ученые. Бывший в то время профессором Варшавского университета Д.Я. Самоквасов устроил при университете археологический музей из своих раскопок, а доцент Ф.И. Иезбера - славянский этнографический музей. Оба они укрепили Маркевиче интерес к памятникам древности и старины. Его сильно увлекали славянство и славистика, и равно русская литература и история.

Уже в стенах университета проявились научно-исследовательские и литературные способности молодого ученого. В университетском издании в 1876 г. появилась публикация его дипломной работы "Юрий Крижанич и его литературная деятельность"[[4]], которая в этом же году была напечатана в типографии Варшавского учебного округа отдельной книгой. Этот труд стал первой в славяноведческой литературе монографией о Ю. Крижаниче, в которой были использованы все опубликованные до того времени данные о жизни и деятельности ученого. Хотя работа и носила компилятивный характер, она встретила позитивный отклик критики, принесла молодому автору признание в научном мире[[5]]. Работавшие в то время в университете профессор Д. Я. Самоквасов и доцент Ф. И. Иезбера развили и укрепили в А. И. Маркевиче интерес к истории, памятникам древности и старины. По окончании курса в университете в 1876 г. он получил место преподавателя русского языка, словесности и истории в Холмском Мариинском училище, где прослужил три года сейчас же после пресловутого обращения холмских и подляшских униатов при участии галичан в православие. Служба здесь имела для него интерес, главным образом, в том отношении, что дала возможность хорошо познакомиться с бытом и идеологией населения, русского и он его горячо полюбил.

В 1879 году перешел на службу в Шавельскую мужскую гимназию, Виленского учебного округа, в которой прослужил четыре года. Работа здесь была тяжелая, так как учащиеся состояли, главным образом, из жмудинов, плохо знавших русский язык, но труды мои были успешны, и в последний год моей службы в Шавлях сочинения абитуриентов этой гимназии на экзамене зрелости были признаны лучшими во всем учебном округе. Изучал литовский и жмудский языки и написал статью об игумене Брестском Афанасии Филиповиче. Но здоровье его на Жмуди стало сильно плошать, и он с радостью ухватился за предложение попечителя Одесского учебного округа П.А.Лавровского, знавшего его еще по Варшавскому университету, где он был ректором, перейти на службу к нему, именно преподавателем Симферопольской гимназии.

В 1883 г. Маркевич переехал в Симферополь. Крым пленил его не только природой и возродившим меня климатом, но еще в большей степени своей историей и древностями. Он стал усердно изучать их и литературу о Крыме. Важной вехой в его исторических познаниях стало путешествие летом 1884г. в Константинополь, Грецию, Египет, Палестину и Малую Азию, способствовавшие прояснению многих моментов исторического прошлого Крыма. Почему-то все, кто пишет о нем, помещают одну и ту же фотографию: старик с длинной седой бородой. (см. Приложение 1.) Может быть, просто не сохранилось других снимков - молодого, полного сил, каким прибыл он в Симферополь, чтобы навсегда остаться здесь. Или других - уже известного ученого, которому много раз предлагали лучшее место с лучшим жалованием, а он наотрез отказывался "улучшить свое положение" потому, что это означало расставание с городом и любимым делом. Давайте просто представим солнечный день и мужчину лет тридцати, пробирающегося к Петровской (или, как ее еще тогда называли, Собачьей) балке. Этого места избегали все, кто жил в "приличной" части города. Собачья балка начала застраиваться в 80-х годах позапрошлого века, селились там русские и цыгане - бедняки из бедняков. Но этот человек чужим себя здесь не чувствовал. "Благодетель" - вот как называли его обитатели балки. Ученый-историк Арсений Маркевич продолжал начатое его коллегами дело: навещал людей, ютящихся в пещерах - бывших склепах, где хоронили обитателей древнего города Неаполя Скифского, и просил обращать внимание на любые древние вещи, попадающиеся им. Платил за них Арсений Иванович щедро, часто из своего кармана, и за два года из добытых "неапольскими троглодитами" (так в шутку называли их ученые) вещей образовалась солидная музейная коллекция. Самое интересное, что о своей роли в ее появлении Маркевич не считал нужным упоминать, зато в научном труде перечислял фамилии: Цыганков, Пашковский, Турчанинов. Это не коллеги-археологи, а неграмотные, презираемые "чистой публикой" обитатели Собачьей балки, которых Арсению Ивановичу удалось увлечь своей страстью к сохранению древностей.

Страницы: 1 2 3

Глава 2
К сентябрю 1904г. армия получила подкрепление, в том числе прибыли 6 Сибирский корпус, 4 Донская дивизия генерала Телешова. С прибытием последней, конница Маньчжурской армии увеличилась до 143 сотен и эскадронов.(26) Численное превосходство продолжало оставаться на стороне русских войск. Генерал Куропаткин готовился к наступлению. В се ...

Ялтинская конференция (4-12 февраля 1945)[2]
Ялтинская конференция 1945 (Крымская конференция) глав правительств 3 союзных держав во 2-й мировой войне: И. В. Сталина (СССР), Ф. Д. Рузвельта (США) и У. Черчилля (Великобритания) 4-12 февраля в Ялте. Были определены и согласованы военные планы союзных держав и намечены основные принципы их послевоенной политики с целью создания прочн ...

Изменения административно – политического деления страны в 20-е и 30-е годы
В 20-е и 30-е годы продолжается дальнейшее развитие этой сложной системы национальных автономий. Во-первых, растет число союзных республик. В результате национального размежевания в Средней Азии в 1924 - 1925 гг. были упразднены Бухарская и Хивинская республики и образованы Туркменская ССР и Узбекская ССР. В составе последней была выдел ...