Арсений Иванович Маркевич - организатор краеведческого движения в Крыму. Период становления А.Маркевича
Страница 2

Материалы » Арсений Маркевич - организатор краеведческого движения в Крыму » Арсений Иванович Маркевич - организатор краеведческого движения в Крыму. Период становления А.Маркевича

В 1886 году начала создаваться Таврическая ученая архивная комиссия (ТУАК), и Маркевич сразу стал самым активным ее членом, а впоследствии возглавлял комиссию много лет. Арсений Иванович исследовал скифские города и тайные ходы Бахчисарайского дворца, искал древние рукописи и выезжал в разные уголки полуострова, чтобы воспрепятствовать незаконным раскопкам или уничтожению плит древнего кладбища. Он писал о Крымской войне - и полулегендарных обитателях полуострова вроде балаклавских амазонок или разбойнике Алиме, об истории землетрясений на полуострове - и о средневековых властителях Старого Крыма. Только список его работ может занять всю газетную полосу. Это все писал не только понимающий, но, поверьте, счастливый и увлеченный человек.

Отношения с советской властью у Арсения Ивановича были сложными. Он, действительный статский советник, "его превосходительство", восторженно приветствовал Февральскую революцию и, как большинство интеллигентов, был уверен, что страну ждет небывало светлое будущее. А потом был октябрьский переворот. И очередное заседание комиссии, где Маркевич с недоумением и горечью говорил об убийстве члена ТУАК Федора Лашковского и его жены. В их имение Мамак ворвались "революционно настроенные массы", не пощадившие "буржуев". А потом будет 1918 год, и речь Маркевича о "скончавшемся от предательской воли и злодейских рук бывшего императора России". С императором Арсений Иванович встречался дважды. Николай II даже показывал ему отдельный книжный шкаф в кабинете Ливадийского дворца, заполненный выпусками "Известий ТУАК". Но за все время существования ТУАК никогда так часто не собирались ее члены, как с 1917 по 1921 годы. Казалось, мир рушился - на улицах убивали, кусок хлеба был драгоценностью, а в холодном здании музея с протекающей крышей собиралась горстка людей, и председатель Арсений Маркевич возвещал об открытии очередного заседания комиссии. И они говорили о находках времен каменного века, "о пребывании в Крыму анатолийских мулл с чудесной водой против чумы", об исследованиях Херсонеса, о Пушкине… Настоящее оставалось за стенами музея, а они жили прошлым. Революция отняла у Арсения Маркевича друзей и коллег, умерших от голода и болезней. Крымскую интеллигенцию потрясли зверское убийство директора Керченского музея Владислава Шкорпила и расстрел большевиками ученого Александра Стевена. До того года, как будет написана автобиография Маркевича, он останется единственным живым членом ТУАК.

Арсений Маркевич покинул Крым в 30-х годах. Он тяжело болел и все-таки не прекращал работать над рукописью "Топонимика Крыма". А когда силы оставили его - привел в порядок и передал ленинградской Академии истории и материальной культуры свою картотеку в 21 тыс. карточек. В мае 1941 г. секретарь академии получил от него еще несколько карточек. А 86-летнему Арсению Маркевичу оставалось еще несколько месяцев жизни - страшных, мучительных и голодных месяцев блокады Ленинграда. Пожалуй, самая особая, яркая страница в жизни Маркевича - работа в Таврической ученой архивной комиссии. Большая часть воспоминаний и монографий о нем акцентирует внимание именно на деятельности в ТУАК. Как писала дочь Екатерина Кошлякова, - в 1887 году два события в жизни Арсения Ивановича способствовали его окончательному решению навсегда остаться в Крыму: открытие в Симферополе Таврической ученой архивной комиссии и женитьба на Анне Плешаковой, которая в те годы работала в Симферопольской воскресной школе для рабочих.

Анна Николаевна выросла в среде, находившейся под большим влиянием известной участницы "Народной воли" Софьи Перовской (которая в середине 70-х годов работала у доктора Плешакова в губернской земской больнице в качестве фельдшерицы), всю свою жизнь придерживалась передовых взглядов. В те годы, как пишут историки, архивы Таврической губернии были еще сравнительно "молоды" и охватывали период истории с 1783 по 1887 год. Хотя самих архивов было великое множество: в гимназиях, разных обществах, монастырях, церквях, - мало кто по-настоящему заботился о сохранении "свидетелей прошлого", поэтому к концу XIX века многие ценные документы и материалы были безвозвратно утрачены.

Не лучше обстояло дело и с памятниками истории: многие из них находились на территории частных владений и использовались хозяевами "по своему усмотрению". Несмотря на столь существенные проблемы в сборе и сохранении уникальных материалов и документов, на равнодушие местных властей, Таврическая комиссия заняла одно из первых, а затем и первое место среди архивных комиссий России (за три года до этого они были созданы в Орловской, Рязанской, Тверской и ряде других губерний страны). К слову, к 1917 году в России уже действовали 39 губернских и две областные ученые архивные комиссии. Залог успеха работы ТУАК - в удачном выборе ее первого председателя (им стал Александр Стевен) и самоотверженной подвижнической деятельности Арсения Маркевича. По воспоминаниям современников, Арсению Ивановичу, сначала члену комиссии, потом - правителю дел и, наконец, ее председателю - удалось сделать столь много, что "кажется неправдоподобным, как такое под силу одному человеку". Кроме архивной работы, учета и охраны памятников, ТУАК выполняла еще ряд важных функций: издавала свои "Известия", вела широкий книгообмен, создала библиотеку. И здесь Маркевич опять был незаменим: он редактирует "Известия" (с одиннадцатого номера) и много печатается в них. Более 45 работ написано им для "Известий", которые, кстати, и поныне - неисчерпаемый кладезь для краеведов и археологов, изучающих Крым.

Страницы: 1 2 3

Значение и последствия крещения Руси
Чтобы устранить или хотя бы ослабить недовольство жителей Руси, вызванное насильственным крещением, Владимир Святославич старался всячески задобрить население. Он устраивает пышные празднества в городах, которые сопровождаются пиршествами и раздачей богатств из великокняжеской казны. Такая политика задабривания населения не могла не име ...

Погребальные памятники Кетмен-Тюбинской долины
Кетмен-Тюбинская котловина расположена к северу-востоку от Ферганской долины, непосредственно граничит с районами Центрального Тянь-Шаня и является частью обширного межгорного понижения (длина 50-55 км, ширина 0,5-20 км). Высокие горные хребты окружают ее, заключая в естественные границы в бассейне среднего течения р.Нарын и его правых ...

Оперные спектакли С.П. Дягилева
Для дебюта, Дягилев выбрал две оперы – “Бориса Годунова” Мусоргского и “Садко” Римского-Корсакова. Обе отвечали требованию яркой национальной самобытности и вдобавок были соединены по принципу жанрового контраста: историко-психологическая драма и опера-былина. Однако с “Садко” сразу же возникли затруднения и дело не сладилось. В програм ...