Изучение исторической ментальности как основа методологии Й. Хейзинги
Страница 1

Материалы » Методология Й. Хейзинги » Изучение исторической ментальности как основа методологии Й. Хейзинги

Воссоздание истории мировой культуры – одна из дискусси­онных проблем науки. Существует немало противоречивых точек зрения на исторический процесс развития культуры. Одни счита­ют неправомерным вообще отделять историю культуры от граж­данской истории, считая, что все культурные явления органично вплетены в события эпохи, зависят от них и потому нераздельны. Вывод – никакой истории культуры нет, есть одна история. Это приводит к фактографии. Такой подход постепенно изживает себя как устаревший и не соответствующий реальности.

Другие отождествляют историю культуры с историей произве­дений и стилей в искусстве, научными открытиями и изобретения­ми, философскими концепциями различных периодов. "Эстетизация" истории мировой культуры тоже отражает одно­сторонность подхода.

Наконец, нашелся человек, выведший на первый план уклад жизни и формы мышления – то есть то, что впоследствии получило наименование ментальность. Не Хейзинга придумал этот термин – он появился чуть позже во Франции, в начале 20-х годов ХХ века. Но Хейзинга был первым, кто занялся ментальностью вплотную, кто показал, как найти подход к ее изучению.

Самое интересное, что формального исторического образования Йоган Хейзинга не имел. Историком он стал случайно, когда судьба заставила его пойти преподавать историю в одной из голландских школ. Но именно это, возможно, придало ту свежесть взгляда, что ввела его в число истинных первооткрывателей нового. Причем там, где, казалось, ничего нового открыть нельзя.

Понимание ментальности эпохи необходимо для правильной интерпретации истории. Событий и отдельных фактов так много, что никакой ум их не может всех восприять, даже в рамках сравнительно коротких отрезков времени. Значит, надо делать выбор, а это уже требует определенной методологии. Йохан Хейзинга писал, что "важнейшей задачей истории является осмысление (толкование смысла) того, что полно смысла", а "не придание смысла бессмысленному" ("Задача истории культуры", доклад перед историками в 1927 году).

Й. Хейзинга предложил свое видение истории культуры. Для него важно понять, как жили люди в те отдаленные времена, о чем думали, к чему стремились, что считали ценным. Он хочет представить "живое прошлое", по крупицам восстановить "Дом истории". Задача весьма заманчивая, но необычайно трудная. Ведь нередко бывало так, что прошлое изображалось как "плохо развитое настоящее", полное невежества и суеверий. Тогда ис­тория заслуживала лишь снисхождения. Й. Хейзинга принципиаль­но придерживается иной точки зрения. Для него важен диалог с прошлым, понимание умонастроений, потому в подзаголовке его главного труда «Осень Средневековья» следуют очень важные уточнения – «исследования форм жизненного уклада и форм мышления в XIV и XV веках во Франции и Нидерландах».[5] Культура и есть ментальность. Для Хейзинги не бывает «ментальностей плохих» и «ментальностей хороших». Они все вписываются в культурное пространство.

История может служить оправданием для культуры, но не может стать словом защиты или обвинения для политики или политической публицистики. Опасность, по Хейзинге, там, "где политический интерес лепит из исторического материала идеальные концепции, которые предлагаются в качестве нового мифа, то есть как священные основания мышления, и навязываются массам в качестве веры". Наверняка он имел в виду нацистскую Германию. Но его слова применимы сегодня слишком ко многим историческим интерпретациям.

Оказывается, что самая прагматичная вещь, которая есть в истории, - это культура. Она противостоит мифам, предубеждениям, ведущим к заблуждениям, а от заблуждений - к преступлениям. Еще в одной своей знаменитой работе - "В тени завтрашнего дня", написанной в канун войны, Хейзинга заметил: "Культура может называться высокой, даже если не создала техники или скульптуры, но ее так не назовут, если ей не хватает милосердия".[6]

Слово "История" традиционно имело шесть значений. Во-первых, история как происшествие. Во-вторых, как повествование. В-третьих, как процесс развития. В-четвертых, как жизнь общества. В-пятых, как все прошлое. В-шестых, как особая, историческая наука.

Йохан Хейзинга положил начало размышлениям над седьмым значением. История как культура. А в широком смысле, культура и ментальность - понятия единые. Для его истории. Значит, история и есть ментальность.

Понять, в каком мире жил Гийом де Маршо, какие знаки, коды он применял и знавал, - это значит понять ментальность Осени Средневековья. Когда-нибудь и к нам, к нашим знакам и кодам будет искать ключ будущий историк.

Й. Хейзинга ставит в исследовании мировой культуры задачу особой сложности: увидеть средневековую культуру на последней жизненной фазе и Представить новые побеги, постепенно наби­рающие силу. "Закат" и "Восход" - вот общий контур этой кон­цепции истории культуры. Это две картины мира, существующие в целостной системе культуры. Они вступают в диалог между со­бой. Обращаясь ко времени, которое на пять веков моложе на­шего, "нам хочется знать, - пишет И Хейзинга, - как зародились и расцвели те новые идеи и формы жизненного уклада, сияние ко­торых впоследствии достигло своего полного блеска" . Изучение прошлого вселяет в нас надежду рассмотреть в нем "скрытое обещание" того, что исполнится в будущем.

Страницы: 1 2 3

Административно - политическое устройство страны на этапе формирования СССР
Огромные экономические и социальные потрясения в период Гражданской воины, когда резкая вспышка национализма и сепаратизма поставила под сомнение саму возможность дальнейшего существования централизованного Российского государства, государственное устройство нашло свое выражение в форме сложной, многоступенчатой федерации. В 1922 г. РСФ ...

Отношения СССР с социалистическими странами
В 1970-е гг. углублялось сотрудничество СССР со странами «социалистического содружества»*. *Страны, вошедшие в СЭВ и ОВД. Содружество представляло собой важную политическую, экономическую и военную силу современной истории мира. Особенно ярко углубление социалистического сотрудничества проявилось в курсе на интеграцию (объединение) эк ...

Берлинский кризис
В 1945 году Берлин был оккупирован войсками «Большой четверки» (СССР, США, Франция, Великобритания), что символизировало единство военного союза, направленного против нацистской Германии. В 1948-1949 гг. Советский Союз организовал блокаду западных секторов города, тем самым, обострив отношения между Востоком и Западом. В течение 40 лет ...