Болгарский вектор во внешней политике СССР и мероприятия Коминтерна на Балканах
Страница 6

Материалы » Болгарский вектор во внешней политике СССР и мероприятия Коминтерна на Балканах

Борис III и Филов без колебаний отвергли новое советское предложение. 24 ноября 1940 г. в Москву был направлен ответ, в котором под предлогом того, что Болгария не чувствует себя в опасности и не нуждается в гарантиях, отвергалось советское предложение о пакте.

В ходе беседы со Стаменовым советская дипломатия скорее всего намеревалась предварительно прозондировать позицию болгарской стороны, а затем приступить к конкретным действиям. 25 ноября 1940 г. в Софию прилетает генеральный секретарь наркоминдела А. А. Соболев с предложением заключить пакт о взаимной помощи. Встретившись поочередно с премьер-министром и с царем, Соболев ознакомил их с советским предложением, повторявшим в основном предыдущее, сделанное осенью 1939 г. В 12 пунктах СССР предлагал Болгарии тесное сотрудничество, всяческую помощь в случае угрозы ей со стороны третьей державы или группы стран, а также поддержку в осуществлении ее национальных устремлений не только в Западной, но и в Восточной Фракии. В свою очередь Болгария должна была оказать помощь СССР в случае возникновения реальной угрозы интересам Советского Союза на Черном море или в районе проливов[12]. Особо оговаривалось, что предлагаемый пакт никоим образом не затрагивает внутренний режим, суверенитет и независимость Болгарии. Но ответ на соболевское предложение со стороны болгарского правительства, имевшего перед глазами пример прибалтийских государств, был однозначно отрицательным.

Однако советское руководство, не желая отступать, поспешило исправить свой промах. 6 декабря Лаврищев вручил Попову документ, в котором мотивы болгарского отказа признавались необос­нованными и предлагалось вместо заключения пакта о взаимной по­мощи ограничиться односторонним предоставлением советской сто­роной гарантий безопасности и интересов Болгарии. Это означало бы для нее освобождение от тяжелых военных обязательств. В от­вет И. Попов просил передать в Москву: «Болгарское правительство считает, что заключение пакта с Советским Союзом усилило бы угрозу военного нападения на Болгарию и было бы лишним грузом для самого СССР»[13].

Не имея реальных рычагов воздействия на Бориса III, Сталин попытался оказать на него нажим через народные массы, используя болгарских коммунистов, деятельность которых в свою очередь направлялась находившимся в Москве Заграничным бюро ЦК БРП. 25 ноября генеральный секретарь Исполкома Коминтерна и одновременно руководитель ЗБ ЦК БРП Г. Димитров был вызван в Кремль к Сталину, который в присутствии Молотова и Деканозова дал ему указания донести до широких кругов болгарской общественности информацию о предложении, сделанном СССР.

Сталин намеревался инспирировать якобы спонтанную народ­ную кампанию. В инструкции же, которую Димитров в этот же день направил подпольному ЦК БРП, почти полностью передавалось со­держание советского предложения и давалось указание немедленно приступить к организации массовой всенародной кампании в его поддержку.

В ответной радиограмме ЦК БРП обещал приложить все силы и средства, чтобы довести новость о советском предложении до самого отдаленного уголка страны. Кампания, инспирированная и оплаченная Москвой[14], вошла в историю Болгарии под названием «Соболевской акции». На заседании Политбюро ЦК БРП в Софии было разработано обращение к народу с кратким изложением советского предложения и с призывом требовать его принятия. Помимо обращения были отпечатаны и переписаны от руки в тысячах экземпляров листы для сбора подписей в пользу пакта. В считанные дни страна была засыпана листовками. Стены Домов и ограды покрылись лозунгами: «Требуем пакта с СССР!», «Да здравствует союз с СССР!» Почтовые отделения были завалены коллективными и личными письмами и телеграммами в официаль­ные органы с требованием заключения пакта, а делегации рабочих, служащих, крестьян и учащихся посещали государственные учреждения, вплоть до дворцовой канцелярии, с тем, чтобы выразить свою волю. Безусловно, русофильские чувства, сохранявшиеся у значительной части болгарского населения, способствовали успеху раз­вернутой болгарскими коммунистами кампании.

Однако листовки БРП, свидетельствовавшие о хорошей осведо­мленности болгарских коммунистов о миссии Соболева, спровоци­ровали заявления правительственных кругов о вмешательстве СССР во внутренние дела Болгарии, а также усилили недовольство Гитлера Москвой. 28 ноября вечером Димитрова вызвал Молотов и раздраженно объяснил, что имелась в виду лишь устная кампания. После этого Дими­тров срочно отправил в Софию указание немедленно прекратить распространение листовок и вести пропаганду устно.

В ответ на это ЦК БРП сообщил, что признает свою ошибку и примет меры для прекращения распространения листовок. Текст этого сообщения Димитров немедленно передал Сталину и Молотову. В середине декабря гене­ральный секретарь ИККИ послал в ЦК БРП новую радиограмму, в которой в соответствии с советскими указаниями подчеркивал, что «кампанию в пользу пакта надо вести не на классовой, а на об­щенациональной и государственной почве. Ни в коем случае нельзя придавать кампании партийный, антибуржуазный, антидинастический и антигерманский характер». В ответной радиограмме, направленной в ЗБ ЦК БРП в нача­ле января 1940 г., ЦК БРП сообщал, что выпускает новое воззвание, адресованное всем слоям болгарского общества и составленное в духе полученных от Димитрова указаний. С этого времени и до вступ­ления Болгарии в Тройственный пакт (март 1941 г.) БРП стреми­лась проводить кампанию на более широкой социальной основе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Историческое значение
Историческое значение Карибского кризиса трудно переоценить. Кризис стал переломным моментом в «ядерной гонке» и в Холодной войне, советская и американская дипломатия инициировали начало «разрядки». После Карибского кризиса были подписаны первые международные договоры, регламентирующие и ограничивающие накопление, испытание и использова ...

Изучение столыпинской реформы на современном этапе
С 1991 г. в белорусской исторической науке активно развернулась работа по изучению и пересмотру ряда вопросов истории аграрных отношений. Тем или иным вопросам посвятили свои работы белорусские историки В.Ф. Батяев, П.И. Бригадин, В.М. Бусько, У.П. Крук, М.М. Забавский, А.П. Жытко, В.П. Панютич, А.Ф. Смолянчук и др. Значительный вклад ...

Тоталитарные тенденции в США
Социальная и экономическая политика США в 1930-е гг. имела черты, схожие с политикой СССР, Германии и Италии того периода. Так, следуя «Новому курсу», президент Франклин Рузвельт ввёл субсидии сельскому хозяйству, установил минимальный размер оплаты труда, учредил систему социального обеспечения и внёс элементы централизации и планирова ...